Определение конституционного суда РФ от 15 октября 2018 г. № 2515-О

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

по запросу Смоленского гарнизонного военного суда о проверке конституционности пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»
город Санкт-Петербург 15 октября 2018 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав заключение судьи С.Д.Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Смоленского гарнизонного военного суда,

у с т а н о в и л :

1. Смоленский гарнизонный военный суд, в производстве которого находится дело по административному исковому заявлению гражданина Я. об оспаривании действий начальника территориального отделения федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации, в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 14 (фактически его абзаца первого) статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», согласно которому обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов; право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз; документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти или федеральному государственному органу, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
Как следует из представленных материалов, Я., будучи военнослужащим, в 1999 году был обеспечен жильем в составе семьи своего отца-военнослужащего посредством приобретения ими квартиры в общую долевую собственность за счет удостоверенной государственным жилищным сертификатом субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (далее – жилищная субсидия), предоставленной по линии Министерства обороны Российской Федерации, а в 2011 году подарил отцу принадлежащую ему долю в праве собственности на указанную квартиру.

Решением начальника территориального отделения федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации от 23 марта 2018 года Я. с семьей в составе пяти человек, проживающим в городе Смоленске в жилом помещении, находящемся в государственной собственности, включенном в специализированный жилищный фонд Министерства обороны Российской Федерации, со ссылкой на пункт 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» было отказано в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, поскольку указанный Федеральный закон гарантирует военнослужащим однократное предоставление жилья по их желанию в период военной службы или при увольнении с нее, а Я. уже был обеспечен жилым помещением за счет средств Министерства обороны Российской Федерации в 1999 году.
Смоленский гарнизонный военный суд, придя при рассмотрении административного иска Я. к выводу о наличии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», определением от 24 мая 2018 года приостановил производство по административному делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности указанного законоположения.
По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 18 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку она позволяет без учета положений статей 50, 51 и 57 Жилищного кодекса Российской Федерации отказывать в постановке на жилищный учет по месту прохождения военной службы военнослужащим, ранее обеспеченным жилым помещением (жилищной субсидией) за счет
государства в составе семьи другого военнослужащего и не имеющим возможности сдать это жилое помещение (часть жилого помещения).
2. Согласно статье 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (часть 1); малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (часть 3). Во взаимосвязи с положениями статей 18, 71 (пункты «а», «в»), 72 (пункт «к» части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации это возлагает на федерального законодателя обязанность не только определить категории граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений на особых условиях, но и установить конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся у государства.
Жилищный кодекс Российской Федерации, являясь системообразующим нормативным правовым актом, устанавливающим законодательные правила регулирования жилищных отношений (части 2 и 8 статьи 5), предусматривает в целях предоставления гражданам жилых помещений возможность принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях органами местного самоуправления и вместе с тем одновременно оговаривает необходимость специального жилищного учета, направленного на обеспечение реализации дополнительных жилищных гарантий для отдельных категорий граждан (статьи 49 и 52), к которым, в частности, отнесены и военнослужащие (Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих»).
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, относя военнослужащих к лицам, которые обеспечиваются жильем бесплатно или за доступную плату, федеральный законодатель обоснованно принимает во внимание, что военная служба по смыслу статей 32 (часть 4), 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации представляет собой особый вид государственной службы, осуществляемой в публичных интересах, непосредственно связанных с обеспечением обороны страны и безопасности государства, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции по защите Отечества; самим характером военной службы, предполагающей выполнение военнослужащими задач, которые сопряжены с повышенной опасностью для их жизни и здоровья и иными специфическими условиями прохождения службы, определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что объективно требует установления для данной категории граждан дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений (постановления от 5 апреля 2007 года № 5-П, от 3 февраля 2010 года № 3-П, от 15 октября 2012 года № 21-П, от 5 июня 2013 года № 12-П, от 22 ноября 2013 года № 25-П, от 16 ноября 2017 года № 29-П, от 19 апреля 2018 года № 16-П и др.).
Соответственно, предназначение и юридическая природа жилищных гарантий как дополнительных мер социальной защиты военнослужащих предопределяют, что их предоставление должно осуществляться с учетом общеправового принципа справедливости, с тем чтобы не допустить необоснованного сверхнормативного обеспечения военнослужащих и членов их семей жильем за счет бюджетных средств. При этом федеральный законодатель, действуя в рамках дискреционных полномочий, вправе предусмотреть особые условия, обеспечивающие выполнение указанных требований, которые отличаются от условий предоставления жилищных гарантий в общем порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации. Такая дифференциация, как учитывающая специфику этих гарантий, производных от конституционно-
6
правового статуса военнослужащих, сама по себе не может рассматриваться как нарушение принципа равенства всех перед законом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации).
К особым условиям обеспечения военнослужащих жилыми помещениями Федеральный закон «О статусе военнослужащих» относит, помимо прочего, требование об однократности предоставления жилищных гарантий, предусмотренное и в качестве общего правила предоставления социальных гарантий, закрепленного пунктом 9 его статьи 2, согласно которому при наличии у военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей права на получение одной и той же социальной гарантии и компенсации по нескольким основаниям им предоставляются по их выбору социальная гарантия и компенсация по одному основанию, за исключением случаев, особо предусмотренных федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, и в качестве специального правила, содержащегося в абзаце первом пункта 14 его статьи 15.
Закрепляя требование об однократности специального обеспечения военнослужащих и членов их семей жилыми помещениями, федеральный законодатель исходит из того, что предоставление военнослужащему жилого помещения или социальной выплаты для его приобретения осуществляется с учетом количества проживающих совместно с ним членов семьи, что, по существу, означает исполнение принятых на себя государством дополнительных обязательств перед этими лицами, связанных с особым характером военной службы, не препятствующее им в дальнейшем реализовать свое право на жилище в общем порядке согласно положениям Жилищного кодекса Российской Федерации, а потому предусмотренное оспариваемым пунктом 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» условие об однократности предоставления соответствующих жилищных гарантий, продиктованное недопустимостью необоснованного сверхнормативного обеспечения граждан жильем за счет бюджетных средств, не может расцениваться как расходящееся с конституционным принципом социальной справедливости и нарушающее конституционное право на жилище (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года № 2270-О и № 2272-О, от 29 сентября 2016 года № 1977-О, от 20 апреля 2017 года № 890-О, от 27 июня 2017 года № 1267-О, от 28 сентября 2017 года № 1949-О и № 1952-О, от 28 июня 2018 года № 1570-О и др.).
3. В соответствии с частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» основанием для рассмотрения дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемая заявителем норма. Поскольку такая неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» отсутствует, запрос Смоленского гарнизонного военного суда не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Смоленского гарнизонного военного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 2515-О